Виктор Мельников: «Хирургия кисти у нас держится на одном энтузиазме»

хирургия кисти«Как без рук!» – именно этим восклицанием мы выражаем крайнюю степень неудобства. А ведь одно неосторожное движение –...

Руки свои мы явно не бережем – редкий взрослый может похвастаться отсутствием серьезных порезов, переломов, вывихов, не говоря уже о растяжениях. По статистике, примерно четверть травм приходится именно на верхние конечности, точнее – кисти.

Чаще всего с подобными повреждениями мы обращаемся в ближайший травмопункт. А между тем в медицине выделено целое направление, которое занимается всевозможными «ручными» патологиями, травмами и заболеваниями, – хирургия кисти. В профильные отделения, по идее, и следует обращаться, если мы хотим избежать возможных осложнений и восстановить функцию верхней конечности.

Другой вопрос, что сам факт существования таких отделений не всем известен. О ситуации, сложившейся в данной области, а также об особенностях кистевой хирургии рассказывает травматолог-ортопед отделения хирургии кисти ГКБ № 4 г. Москвы Виктор Мельников.

Тонкая область

«АиФ. Здоровье»: – Виктор Сергеевич, почему хирургию кисти выделили в особую область?

В.М.: – Кисть (так же как и стопа) требует отдельного, профильного подхода в хирургии. Она обладает довольно сложным анатомическим строением, где на небольшом участке тела сосредоточено множество самых разных элементов – костей, суставов, сухожилий, сосудов, нервов. Кисть выполняет множество самых разнообразных функций, поскольку задействована практически во всех сферах жизнедеятельности человека. По этой же причине эту часть тела чаще всего и травмируют.

«АиФ. Здоровье»: – Можно ли выделить здесь некую сезонность? Летом, наверное, пациентов больше?

В.М.: – Корректнее, наверное, разделить по видам травм: летом больше повреждений, связанных с загородными, строительными работами. Кстати, в 2006–2007 годах, когда в стране был строительный бум, наблюдался наплыв пациентов, в особенности представителей южных национальностей, занятых на стройках. С наступлением кризиса поток ослабел, а сейчас число пострадавших на строительстве снова растет. Зимой поступают в основном с переломами, вывихами и проч.

«АиФ. Здоровье»: – Может ли травма спровоцировать развитие какого-нибудь заболевания, вроде артрита, например?

В.М.: – Любая травма может спровоцировать развитие патологии, но это все индивидуально и зависит от множества факторов. Задача врачей – предусмотреть вероятные нежелательные последствия и, конечно, создать условия для последующего восстановления функции кисти. Надо заметить, что понятие «хирургия кисти» включает в себя и пластическую хирургию, и микрохирургию. К тому же просто успешно провести операцию недостаточно – конечным результатом должно стать восстановление функций. Многое зависит и от самого пациента, от его желания восстановить работоспособность, а также от настойчивости в достижении цели.

Шанс на восстановление

«АиФ. Здоровье»: – Какие еще факторы влияют на успешность лечения и реабилитации?

В.М.: – Очень важный момент – попасть к врачу по возможности быстрее. Желательно в первые сутки после травмы. Современная медицина с ее новыми технологиями и накопленным опытом позволяет реплантировать (восстановить) даже полностью отрезанные или оторванные части верхней конечности. Например, прошлой осенью к нам поступил молодой человек, получивший тяжелую травму на производстве, – три пальца удерживались на небольшом кожном мостике менее 1,5 см, а первый палец был отчленен полностью. Результатом продолжительной операции явилась успешная реплантация первого пальца и реваскуляризация остальных. Сейчас этот пациент снова находится у нас в отделении, где проходит следующий этап лечения. В этом случае важную роль сыграло то, что с момента травмы до операции прошло очень немного времени.

«АиФ. Здоровье»: – Есть ли шанс на восстановление функции, если травма произошла несколько лет назад и привела к ограничению работоспособности конечности?

В.М.: – Шанс есть всегда. Но нужно рассматривать каждый конкретный случай, подбирать оптимальный вариант лечения. В принципе, можно даже ампутированный палец восстановить. Для этого используют палец ноги или же удлиняют оставшуюся часть пальца при помощи дистракционного аппарата.

«АиФ. Здоровье»: – В Москве всего два специализированных отделения – этого достаточно? Есть ли профильные клиники или отделения в других городах? Впечатление такое, что о существовании хирургии кисти осведомлены далеко не все, даже медики.

В.М.: – Специализированные медицинские учреждения работают во многих крупных городах страны – в Санкт-Петербурге, Ярославле, Пензе, в областных центрах. Вообще в России ситуация с хирургией кисти сложилась несколько странная. Во всем мире это распространенная и востребованная специальность. У нас же формально ее до сих пор нет. Все специалисты, которые занимаются хирургией кисти, чаще имеют сертификаты травматологов, редко пластических и микрохирургов, так что их специализация ничем не подтверждается. Все, чем мы сегодня располагаем, – научная, лечебная база, – это результат энтузиазма группы увлеченных людей, так как далеко не любой врач может выбрать данную специализацию. Чаще специалисты общего профиля боятся кисти и пользуются любой возможностью, чтобы отправить пациентов в специализированное отделение.

Горький дефицит

«АиФ. Здоровье»: – Получается, специалисты в стране есть, а специальности как бы нет?

В.М.: – Получается так. Поэтому и профильных конгрессов, конференций, семинаров здесь проводится очень мало. Но хуже, наверное, все-таки то, что новые, современные методы лечения применяются у нас очень ограниченно. Или возьмем оборудование, инструменты. Наш инструментарий сильно отличается от стандартного хирургического. Зачастую микрохирургическое оборудование должно быть вообще индивидуально для каждого специалиста. Приходится покупать самостоятельно.

«АиФ. Здоровье»: – Что еще требуется вашему отделению для нормальной работы?

В.М.: – Оборудование – его должны установить сразу после реконструкции, которая проводится в корпусе, в котором располагается наше отделение. Тоже тема для нас весьма болезненная. Реконструкция длится не первый год, все терпеливо ждут ее окончания. Остро не хватает мест, больных приходится размещать в коридорах. В результате те, кому есть с чем сравнить условия пребывания в клинике, отказываются от госпитализации и обращаются туда, где есть коммерческие отделения. Но ведь платные услуги – еще не гарантия адекватного лечения. По сути, узкие специалисты собраны в нескольких государственных учреждениях, в частности у нас в клинике.
Назрела необходимость в так называемом «стационаре одного дня», где можно было бы проводить несложные операции, не требующие долгосрочной госпитализации. Экономится и время, и место – и такая практика повсеместно распространена в цивилизованном мире.
На мой взгляд, отделению очень нужна и микрохирургическая служба, поскольку такие сложные вещи, как реплантация и реваскуляризация частей верхней конечности, а также всевозможные реконструкции по определению, подразумевают использование приемов микро-, а также пластической хирургии. В результате врач проводит подобные операции на чистом энтузиазме и на свой страх и риск. По сути, все держится только на увлеченных, заинтересованных людях.

Р. S. В общем, ситуация непростая, и одноразовыми, ситуативными мерами с ней не справиться. Требуется системный подход. А начать, может быть, стоит с включения хирургии кисти в российский реестр медицинских специальностей. Тем более что по факту такая специальность уже сформирована, со своими традициями, школой и методами. Признание ее существования на государственном уровне способствовало бы решению насущных вопросов – с оборудованием, инструментами, обучением. А пока этого нет, наши кистевые хирурги, талантливые и высокопрофессиональные, и в самом деле «как без рук».

Статья из газеты: «АиФ. Здоровье» № 33 18/08/2011